Удмурты (самоназвание) – коренной народ Удмуртской Республики, один из наиболее крупных финно-угорских народов (по численности стоят на пятом месте, после венгров, финнов, эстонцев и мордвы). Численность в Российской Федерации составляет по данным переписи 2002 г. 637 тыс. чел. (0,44% населения страны). Из них 297 тыс. (46,6%) проживает в городах. 

В отличие от других финноязычных народов Поволжья, состоящих из заметно различающихся структурных компонентов (мордва – мокша и эрзя, мари – горные и луговые), удмурты довольно монолитны и расселены сравнительно компактно. По данным переписи 2002 г. большинство их (72,3%) проживает в пределах Удмуртии. Численность удмуртов в республике составляет 460 584 чел. (29,3% всего населения). Более 110 тыс. удмуртов компактно проживают на сопредельных территориях: в республиках Татарстан (24,2 тыс.), Башкортостан (22,6 тыс.), Мари-Эл (2,2 тыс.), в Пермском крае (26,3 тыс.), в Кировской (18 тыс.) и Свердловской (17,9 тыс.) областях.

О динамике численности удмуртского населения можно судить по материалам ревизий и переписей. В ходе первой ревизии в 1719 г. было учтено 48,1 тыс. удмуртов, в 1795 г. (V ревизия) – 135 тыс., Х ревизия (1858) зафиксировала 251 тыс. У. В 1897 г. их стало 535,2 тыс., а к 1926 г. – 504, 2 тыс. Уменьшение численности народа за эти годы – результат гражданской войны и голода 1921 г. К 1959 г. численность удмуртов в СССР достигла 624,8 тыс., в 1970 г. – 704,3 тыс., в 1979 г. – 714 тыс., в 1989 г. – 746,8 тыс. человек.

Усиливается миграция населения: в 1926 г. 89,1 % всех удмуртов жили в пределах Удмуртской автономии, к 1959 г. их численность в своей республике снизилась до 76,2%, к 1979 г. – до 67,2 %, а по данным 1989 г. в Удмуртской АССР жило 66,4 % всех удмуртов, проживавших в СССР. Одновременно сокращается их доля в составе населения Удмуртии: в 1939 г. удмурты составляли 35,6 %, к 1979 г. – 32,1 %, к 1989 г. – 30,9 %, что объясняется, с одной стороны, большим притоком населения в Удмуртию из-за ее пределов, с другой – миграцией удмуртов в другие области страны, а также их ассимиляцией.

За последние полвека в республике значительно выросла доля удмуртов-горожан: если в 1939 г. лишь 7,5 % удмуртов проживали в городах, то в 1959 г. уже 18,5%, в 1970 г. – 28 %, в 1979 г. – 37,7 %, в 1989 г. – 44,7 %, в 2002 г. – 44,3%. В различных городах республики доля удмуртов колеблется от 3,7% до 33,5%:

в г. Сарапуле удмурты составляют 3,7% населения (3,8 тыс. чел.);

в г. Воткинске соответственно – 9,8% (9,8 тыс. чел.);

в г. Ижевске – 16% (101,4 тыс. чел.);

в г. Можге - 26,4% (12,5 тыс. чел.);

в г. Глазове – 33,5% (33,8 тыс. чел.).

Среди сельского населения республики удмурты, согласно данным переписи населения 2002 года, составляют относительное большинство – 53,9%, в т.ч.:

 

Доля удмуртов в составе населения района (в процентах)
Район

80 - 90

Шарканский (83,1%)

Алнашский (81,6%)

70 - 80

Малопургинский (77,9%)

Дебесский (75,9%)

Глазовский (72,5%)

60 - 70

Кезский (66,4%)

Можгинский (62,2%)

Ярский (62,0%)

50 - 60

Игринский (59,5%)

Селтинский (57,8%)

Вавожский (57,6%)

Якшур-Бодьинский (55,4%)

Балезинский (54,4%)

Юкаменский (50,5%)

40 - 50

Кизнерский (46,1%)

Завьяловский (46,0%)

Увинский (45,0%)

30 - 40

Красногорский (38,0%)

Граховский (37,1%)

Сюмсинский (36,5%)

Киясовский (36,1%)

20 - 30

Воткинский (20,4%)

До 10

Сарапульский (9,8%)

Камбарский (4,2%)

Каракулинский (4,2%)

 

В антропологическом отношении удмурты относятся к большой европеоидной расе к ее уральскому варианту, вятско-камскому сублапаноидному типу, для которого характерно преобладание европеоидных черт при наличии некоторых монголоидных признаков. В большинстве своем они среднего роста, русые или светловолосые, часто с голубыми или серыми глазами, с широким, слегка уплощенным, иногда скуластым лицом. Антропологи отмечают любопытную деталь: среди удмуртов очень вы­сок так называемый «индекс рыжести» – удмурты являются наибо­лее златоволосым народом России, и этот признак является характерной чертой, выделяющей их не только среди народов нашей страны, но, возможно, и всего мира (обычно большое число рыжеволо­сых отмечали у кельтов (ирландцев).

Удмуртский язык, наряду с русским, является государственным языком Удмуртской Республики. Относится к пермской ветви финно-угорской группы урало-юкагирской языковой семьи. Наиболее близок удмуртскому язык коми, они близки примерно так же, как рус­ский и польский языки. Письменность создана на основе русского алфавита с добавлением букв: ö, ü, ӝ, ӟ, ӵ. Первая грамматика опубликована в 1775 г. Современные лингвисты выделяют в удмуртском языке северный, южный, бесермянский диалекты и срединные говоры. Разница между ними в целом невелика, взаимопонимание происходит без труда. Литературный язык начал формироваться на рубеже XIX-ХХ вв.

Большая часть верующих удмуртов – православные (первые акты крещения в ХVI в., массовая христианизация удмуртов относится к ХVIII в.). Некоторая часть придерживается традиционных верований, а часть исполняет как православные, так и собственно удмуртские обряды.

Проблема происхождения этнонима удмурт до конца не выяснена. В нем достаточно прозрачна основа – мурт, морт – индоиранское человек, муж, мужчина. Первая же часть уд разными исследователями объясняется по-разному. Одни из них считают, что уд восходит к марийскому одо – «всходы на лугах, зеленые побеги», что могло быть приобретено предками удмуртов, жившими на левых луговых берегах Вятки. Другие полагают, что этноним удмурт можно прямо связывать с названием реки Вятки (по-удмуртски Ватка): ватмурт – человек с реки Вятки; в дальнейшем изменился в отмурт – утмурт - удмурт. Прежде в письменных источниках удмурты были известны под именем аров, арян, арских людей (ар – из араб. человек, мужчина), чуди отяцкой, отяков, вотяков (здесь тоже угадывается название Вятки, к которому был прибавлен типичный словообразовательный суффикс – ср.: перм-як, сибир-як). Соседние народы называли удмуртов по-разному: татары – арлар, марийцы – одо-марий. Хотя самоназвание удмурт имеет ранне происхождение и зафиксировано уже в литературе XVIII в. (впервые опубликовано Н.П. Рычковым в 1770 г.), наряду с ним долго бытовало название вотяк, которое среди удмуртов не пользовалось популярностью, так как в условиях царской России с ее национальным неравенством ему придавался уничижительный оттенок. В современных условиях употребление данного этнонима считается некорректным и оскорбительным. Официально самоназвание удмуртского народа признано в 1932 г., когда Вотская автономная область переименована в Удмуртскую – историческое название народа получило официальное признание.

Основой для формирования древних удмуртов послужили автохтонные племена Волго-Камья. Кроме того, в разные исторические периоды имели место иноэтнические включения (индоиранские, угорские, раннетюркские, славянские, позднетюркские).

Истоки удмуртского этногенеза восходят к ананьинской археологической культуре (VIII – III вв. до н.э.). В этническом отношении она представляла собой еще не распавшуюся, главным образом финно-пермскую общность. Ананьинские племена вели оживленный этнокультурный обмен с дальними и близкими соседями. Наибольшее значение для пермян имели скифо-сарматские контакты, о чем свидетельствуют многочисленные языковые заимствования, относящиеся преимущественно к скотоводческо-земледельческому быту (пудо – скот, ю – зерно, нянь – хлеб, сур – пиво, корт – железо, зарни – золото и др.). В свою очередь, видимо, из пермских языков в иранские, в частности, в осетинский, попали слова, обозначающие серебро, молодой хвойный лес и др. Наряду с прогрессивными формами хозяйствования, предки удмуртов переняли от индоиранцев значительный пласт духовной культуры (культ быка, коня, параллели в скифском и пермском зверином стиле и т.д.).

На рубеже н.э. на основе ананьинской культуры вырастает ряд прикамских локальных культур. Среди них наибольшее значение для удмуртского этногенеза имела пьяноборская (III в. до н.э. – II в. до н.э.), с которой у удмуртов обнаруживается неразрывная генетическая связь.

В результате процессов саморазвития и расселения, освоения новых территорий, притока пришлых племен с юга и из-за Урала во 2-ой пол. I тыс. н.э. на базе позднепьяноборских вариантов (поломская, азелинская культуры) оформляется древнеудмуртская этноязыковая общность, которая располагалась, вероятно, в бассейне нижнего и среднего течения р. Вятки и ее притоков. Верхним рубежом археологии удмуртов является чепецкая культура (IX – XV вв.), которая передает эстафету письменной истории удмуртов.

 Удмурты сравнительно поздно попали на страницы письменных источников. Даже в «Повести временных лет», где с достаточной для того времени полнотой перечисляются все известные тогда народы, об удмуртах нет никаких упоминаний. Это объясняется, очевидно, тем, что тогдашние историографы прямых сведений об удмуртах не имели, а получали их через посредников. Возможно, упоминающаяся в летописях “пермь” некоторое время служила общим, собирательным этнонимом для пермских финнов, в т. ч. и предков удмуртов.

Одно из самых ранних упоминаний об удмуртах встречается у арабских авторов (Абу-Хамид ал-Гарнати, XII в.). В русских источниках первое летописное упоминание об удмуртах относится к 1379 г., где говорится о походе вятской рати в Арскую землю. С этого времени летописные сообщения, относящиеся к удмуртам, уже не редкость.

 Внутри удмуртского этноса выделяют несколько групп, основные из которых – северные и южные. Их развитие протекало в различных этноисторических условиях, что предопределило своеобразие их этнографических характеристик: у южных удмуртов ощущается тюркское влияние, у северных – русское. Различия между ними прослеживаются в элементах материальной культуры, обрядах, языке.

Северные удмурты довольно рано вошли в состав своеобразного политического и экономического образования – Вятской земли, к-рая постепенно складывалась в результате освоения края русскими крестьянами-переселенцами. Особенно быстро русское население в крае стало расти в XIII в., когда многие жители Владимиро-Суздальской, Нижегородской земель, спасаясь от монголо-татарского ига, бежали в глухие вятские леса. На Вятке земли было много, а плотность населения невелика, поэтому особых столкновений, имевших характер масштабных военных действий, между новопоселенцами и местными жителями не было. По мере увеличения русского населения на Вятке удмурты отходили к востоку по ее притокам Чепце и Кильмези. Постепенно Вятская земля становится вотчиной нижегородско-суздальских князей, а летом 1489 г. после длительной феодальной междоусобицы вместе со всеми вятчанами, в их числе и удмуртами, вошла в состав Великого княжества Московского.

Южная группа удмуртов рано попала под власть Волжско-Камской Булгарии, позднее – Золотой Орды и Казанского ханства, с падением последнего в 1552 г. присоединены к Русскому государству. «... И прислали к государю Арьские люди (южные удмурты - В.В.) челом бити Казаков Шемая да Кубиша с гра­мотою, чтобы государь их черных людей пожаловал...» - так было записано в Пат­риаршей, или Никоновской летописи о вхождении южных удмуртов в состав Рос­сии. К сожалению, источниковедческая база по истории южных удмуртов пока слабо разработана, особо актуальной является изучение так называемой арской группы удмуртов.

Считается, что присоединение уд­муртов к Русскому государству завершилось к 1558 году, хотя, несомненно, про­цесс этот был долговременным и далеко не столь простым, как это представлялось еще недавно. Вхождение удмуртского народа в состав Русского государства в исторической перспективе имело прогрессивное значение: все группы удмур­тов оказались в рамках единого государ­ства, появились условия для сложения удмуртского народа, ускорился про­цесс социально-экономического развития. Вместе с тем в условиях царизма удмуртам пришлось испытать все тяготы феодального и национального гнета, язы­кового пресса, насильственной христиа­низации, жизни в статусе «инородцев».

Коренной перелом в жизни удмуртов, как и других народов России, принес Октябрь 1917 года. Революционные пре­образования затронули все сферы политической, социально-экономической и этнокультурной жизни. Впервые за свою многовековую историю удмуртский народ обрел государственность. Становление государственности Удмуртии берет свое начало с I-го всероссийского съезда удмуртов, состоявшегося в июне 1918 г. в г. Елабуга. Большинство делегатов проголосовало за образование административной единицы в составе РСФСР, которая объединила бы удмуртов, проживающих в Вятской, Казанской, Уфимской и Пермской губерниях. В этом же году при Наркомате по делам национальностей был образован удмуртский отдел и составлены проекты границ и Конституции Удмуртской автономной трудовой коммуны. Однако практическую реализацию данных проектов затормозила на некоторое время гражданская война. Декрет об учреждении автономной области удмуртского народа (ВАО – Вотская автономная область) был подписан 4 ноября 1920 года. В 1932 г., в ответ на неоднократные ходотайства облисполкома область была переименована в Удмуртскую. В декабре 1934 г. она получила долгожданный статус автономной республики.

В советское время у удмуртов возник­ли профессиональные виды искусства. Появился удмуртский на­циональный театр, созданы крупные фор­мы музыкальных произведений (оперы, балеты, симфонии). Большой популярностью не только в рес­публике, стране, но и за их пределами пользуются государственный ансамбль песни и танца Удмуртской Республики «Италмас», фольклорный театр песни «Айкай» и другие. Всесоюзную известность получило твор­чество удмуртских писателей Кузебая Герда, Ашальчи Оки, М. Петрова, Г. Красильникова, Ф. Васильева, композиторов Г. Корепанова, Г. Корепанова-Камского, художников С. Виноградова, П. Елкина, М. Гарипова и других деятелей удмурт­ской культуры.

Несомненные достижения удмуртского этноса в советский период могли бы быть более значительными, если бы не антиисторические установки в национальной политике. Появился ряд негативных и даже кризисных явлений: жизненно опасное сокращение сферы применения удмуртского языка, его непрестижность, отсутствие полной национальной школы, низкий уровень национального самосознания, национальный нигилизм.

20 сентября 1990 г. Верховный Совет Удмуртской АССР принял Декларацию «О государственном суверенитете Удмуртской Республики». С октября того же года официальное название – Удмуртская Республика.

В последние годы в связи с перестройкой, гласностью, демократизацией бытия появились некоторые тенденции перемен к лучшему в самочувствии удмуртского этноса. В Конституции Удмуртской Республики (1994 г.) впервые удмуртскому языку придан статус государственного наравне с русским языком. В декабре 2001 г. был принят Закон УР «О государственных языках Удмуртской Республики и иных языках народов Удмуртской Республики», где нашло развитие конституционное положение об удмуртском языке как государственном.

В конце 1980-х гг. возникло национальное движение удмуртов, вызванное усилением национального самосознания, либерализацией социально-политической жизни в стране, восстановлением этнокультурных связей в финно-угорском мире. В 1988 г. был создан «Клуб удмуртской культуры», на базе которого возникло Общество удмуртской культуры «Дэмен» (1989 г.). В 1991 г. создана Всеудмуртская ассоциация «Удмурт кенеш», в 1992 г. возникла удмуртская молодежная организация «Шунды» («Солнце»).

В 2010-2011 уч.г. в 285 общеобразовательных (в том числе и в городах – в 23) и 297 дошкольных (в том числе в городах – в 39) учреждениях республики преподается удмуртский язык. На удмуртском языке выходят газеты – «Удмурт дунне» («Удмуртский мир») и «Зечбур!» («Здравствуй!»); журналы «Инвожо» (ежемесячный иллюстрированный литературно-художественный и общественно-политический журнал для молодежи), «Кизили» («Звездочка» - литературно-художественный иллюстрированный журнал для детей дошкольного и младшего школьного возраста), «Кенеш» («Совет» - ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал), «Вордскем кыл» («Родное слово» - научно-методический журнал).

 

Источники:

Владыкин В.Е. Здравствуйте! Мы – удмурты. Историко-этнографический очерк. Ижевск: Издательство «ЮНКОМ», 1996.

Владыкин В.Е., Христолюбова Л.С. Этнография удмуртов. Ижевск: Издательство «Удмуртия», 1997.

Владыкин В.Е., Христолюбова Л.С. Удмурты // Удмуртская Республика: Энциклопедия. Ижевск: Издательство «Удмуртия», 2000.

Национальный состав населения Удмуртской Республики (итоги Всероссийской переписи населения 2002 года). Удмуртстат, 2005.

Текущий архив Министерства национальной политики Удмуртской Республики.